Степь, Европа и Pоссия в Cpeдневековье PDF Печать E-mail
Автор: Aldo C. Marturano, Наталья Котляровa   

Начиная с раннего Средневековья степь и населяющие её племена сыграли немаловажную роль для всей Европы, что отобразилось как в усилении раздробления Римской Империи в результате  походов кочевых племён,  так и в  налаживании  сообщений с Центральной Азией. «Походы», о которых мы будем вести речь, это пресловутые Варварские Hашествия, получившие в русской и немецкой историографии название Великого Переселения Народов,  или другими словами глобальные миграционные процессы. На самом деле это не были внезапные и неожиданные события. Многочисленные разноэтнические поселения  с сформировавшимися на протяжении долгого времени идеями, видением мира и т. п. стали зарождением нового типа цивилизации с еще более богатой культурой.

Конечно, всё иногда не обходилось и без кровопролития, однако в общем итоге взаимное познакомство абсолютно разных племен носило и положительный характер. Больше того, принимав из степи технологические нововедения и другие изделия, к примеру: стремя, скаковые и вьючные лошадей, лучников-всадников, штаны и прочие, военный потенцияль Запада усиливал и таким образом подготовились Крестовые Походы.

Другим немаловажным моментом было использование лесных ресурсов, только лишь частично сохранившихся сегодня, и в которых ощущалась крайняя потребность после фанатичной вырубки лесонасаждений Центральной Европы в предшествующие столетия.

К тому же, нельзя забывать, что варвары под коллективным названием Готов, Славян или Тюрков, ставшие тогда новыми европейцами, не были представителями одного и той же культуры потому что степь откуда они пришли была местом где пройсходились непрерывные слияния и разделения разных народностей и языков и на степь мы будем фокусировать обязательно наш взгляд.

На географической карте (виртуальное путешествие с Google Earth – одно  наслаждение!), которая позволяет нам обнять взглядом Восточно-Европейскую Равнину (называемую также Сарматской Низменностей т. е. устаревшая элитарная топонимика польских славянофилов так её именовала в XIX в.), можем заметить территорию, с преобладающим ландшафтом на  юге: степью и лесостепью. Это последний западный отрезок Великой Евразийской степи, где велся кочевой образ жизни.

Сегодня степь населена славянами,  преимущественно русским народом, в то время, как в прошлом, в частности в Средневековье, народности, населяющие степь, и их численность было многочисленным.

Отсюда вытекает вопрос, что мы знаем об этих поселениях? Какая у них история? Если же не брать во внимание славяно-русское большинство, немедленно напрашивается вопрос о  разноэтничности населения. И этим нельзя пренебрегать, поскольку такие прилагательные как «русский», «украинский», «болгарский» и т.д. имеют размытое значение до XII-XIII вв., в виду того, что такие народы а, соответственно, и языки, на которых они говорят, еще не существовали в те времена.

Говоря же однако о Русском Средневековье, необходимо внести некоторую ясность в использовании понятия такого же слова pавнинa и степь, так как для заурядного человека эти термины ассоциируются  всего лишь с участком поверхности суши, населенной людьми, не имевшими своей собственной истории за плечами. Мы предлагаем сначала отождествлять Русское Средневековье с Историей Равнины и попытаемся это обосновать в ходе нашего сказания.

Сохранившиеся немногочисленные внешние письменные источники, датируемые началом  IX века (далее мы объясним, почему начинаем с этого периода), можно разделить на две группы: наблюдения мусульманских авторов и данные византийских источников.

К внутренним историческим источникам относятся Русские Летописи (Повесть Временных Лет), составленные православными монахами в XI-XII веках. Характерной чертой летописи является вера летописцев во вмешательство божественных сил в ход исторических событий (православное мировоззрение в русской летописной традиции). В Русских Летописях, говорится о том, что Киевская Русь была первым прототипом государственности  на территории Восточно-Европейской равнины. За градом Киевом стояла священная «государственная» миссия, начатая апостолом Андреев Первозванным - крещение земель русских, поэтому любые другие попытки формирования государственности, раннее или одновременно с Киевской Русью, «не имели места в истории». В IX в. хазары, заняв территорию степи, (простиравшуюся от Крыма до среднего течения Волги, а на западе до реки Днепр), создали  процветающее государство т. н. Хазарский Каганат. Правящая элита хазар, покидав язычествo, приняла иудаизм, при этом наладив отношения с христианским миром.… А Киев? Киев был наблюдателсьным пунктом на Днепрe и городом где господствовали Хазары.

Хазарский Каганат не был единственным существующим государством степи в те времена. На самом деле попозже Волжская Булгария распространяет свое не менее важное значение, которое укрепилось около IX века на вожделенных местных ресурсах, вовлекая в свою эволюцию северные поселения: славян, балты и угро-финны.

Мы глубоко уверены, что без «булгарских событий» не было бы русского средневековья. Нам хорошо известно, что под названием Болгария сегодня мы представляем Балканы и Дунай, где расположено государство болгарско-славянское, основанное турками-болгарами.  В нашем же исследовании речь идет об иной Болгарии, которую не найти ни на карте Российской Федерации, ни тем более на карте СССР. Однако в прошлом веке создавались болгарские партии в Казани (столица Татарстана) и в Чебоксарах (столица Чуваша), и каждый представитель партии предпринимал разные попытки восстановить (с исторической и, совершенно законной, географической точки зрения) Волжскую Булгарию как советское федеративное государство. Мы не будем заострять внимание на политических распрях, которые имеют свои отголоски и сегодня, так как это не входит в нашу задачу. Однако заметим, что верным решением недомолвок, опасных своей социалистическо-совесткой и анти-националистической идеологией, было создание такого государства как Татарстан.

Татары, это не только определенная нация и само по себе прилагательное татарский имеет такое же размытое значение, что и русский. Об этом более подробно мы поговорим в следующих главах, сейчас же вспомним, что при Василии II Московском, прадеде Иоанна IV (называемого так же Иван Грозным), обитали татары и знатные лица в Кремле, которые хотя и относили себя к русским, говорили на двух языках. Вполне вероятно так же и то, что сам Иван Грозный мечтал видеть себя героем-соперником Чингиз Хана, и в период глубокого кризиса не поколебался отказаться от трона (только лишь на один год 1575-76, само собой разумеется!) в пользу чистокровного татара по имени Симеон Бекбулатович.

Bопрос Татары очень сложный и поднимался в диктаторской идeолигии русского империализма и в эпоху Сталина.

Нам же следует упомянуть, что «татарский» приписывается китайцами как общий этноним чингисханской армии в завоевательных походах. Впоследствии так стали называть Волжских Болгар, которые входили в состав Золотой Орды. Роль Болгарии в новом татаро-монгольском государстве была незначительной и, когда столица татарского государства была перенесена в Сарай-Бату и Казань, то Болгария была даже переименована. Европейцам она была известна под названием Татарская земля или Таrtaria.

На географической и исторической карте Волга занимала и занимает значении речной артерии Великой русской равнины. Её воды имели большое значениe в жизни болгар. Для финно-угорского народа, Удмуртов, важным водным путем остается река Кама, которая расположена в европейской части России и является левым и самым крупным притоком реки Волги. Следует сказать и о речном бассейне р. Камы – реке Юг (слово болгарского происхождения и обозначает малое течение). Название соответствует действительности, если заметить, что площадь бассейна р. Кама насчитывает более 500.000  км².

Болгары  называют Волгу  Большой рекой, а так же  Idi El или Idel, что на диалектном наречии звучит как Itil/Adil/Atil. В то время, как реку Кама они называют Чулман Идель, а наименование совокупности территорий, охватывающих бассейны рек Волги и Урала – Идель или Большая северная река.

В XIII веке во время переправы по реке братья Поло, Никколò и Маттео, были восхищены просторами Волги. Они сравнивали Волгу с известной им рекой Тигр, а также приравнивали Волгу к четырем рекам Эдема.

Джозофат Барбаро венецианский францисканец, который жил в средневековом городе Тана на левом берегу Дона в XV веке, называл Волгу Эдил (в своем воспоминании  Пребывание  в  г. Тана, датируемое 1437 годом,  мы находил упоминания Лэдил т.е. итал. L'Edil но L это арткль).

Следует заметить, что мы привели примеры геополитических названий, действительно имеющих место в истории. Судоходство лежало в основе экономической политики каждого государства Восточно-Европейской Pавнины и никогда не было легким заданием для сменяющих друг друга режимов. В VII веке с приходом Xазар на эти земли, по всей территории Нижней Волги (а так же и по Дону) была введена внутренняя система  налогообложения населения, которая в свою очередь сужала транспортные сообщения по всем направлениям. Впоследствии вопрос о налогообложении усложнился с приходом в XIII веке татаро-монгол, которые наследовали господство Xазар до конца XVI века. Позднее вопрос разрешился силовым методом, понуждая болгар, славян и угро-фин объединиться в единое «русифицированное» государство. На берегах возводились укрепления, русско-православные города. А чтобы предать забвению «еретическую» историю и культуру,  использовали могильные плиты исламских кладбищ для покрытия дорог или сооружения церквей. К тому же, в пренебрежительном значении татарином называется каждый подданный Русской империи, проживающий не только вдоль Волги, но в Зауралье.

Кочевые и оседлые племена, татары и монголы, болгары, хазары, русские, угро-финны  - все эти народности имели крайне разные  привычки и традиции. Встает вопрос, можно ли было послабить подобного рода противоречия при совместном проживании данных народностей и не имея деспотичного самодержавца?  Нам не  известны данные о том, что народы, населяющие Восточно-Европейскую Pавнину, были без «вождя» по причине многоэтничности. Наоборот, именно элита мечтала об «гомогенности» населения, что позволило бы более эффективно управлять народом. Впрочем, если «не русские» народности смогли сохранить свою индивидуальность, населяя одни и те же земли на протяжении столетий (на севере юго-востоке Москвы) несмотря на притеснения со стороны других племен и народов, можно сказать, что вклад в культуры Русской Равнины никогда не прерывался и остается наявным  и сегодня. Почему мы это говорим? Потому что историки-евроцентристы, россияне и украинцы, часто опровергают, пусть даже и частично, инновационную роль степи в оседлой сельскохозяйственной цивилизации. Они гордятся чем, что когда-то входили в состав её народностей, и в то же время убеждают нас что кочевые племена оставили после себя только опустошение и разруху. Однако почему рассматривается только лишь насильственное навязывании кочевой культуры к оседлым племенам и не наоборот? В чем различие кочевых племен и оседлых с физическо-структурной точки зрения? Кочевничество – это тип же культуры или всего лишь разновидность расизма, придуманного «не кочевниками»?

Ярослав Лебединский (французский историк украинского происхождения): «В начале первого тысячелетия до н.э. вся необъятная евроазиатская степь от дельты Дуная до северного Китая испытывает глубокую культурную революцию:  развитие кочевого образа жизни должно было идти по классического сценарию, распространяться на соответствующие земли и представлять собой доминирующий способ жизни до нашего времени. Подобное изменение является результатом деятельности народов, которые прежде вели оседлый образ, но которые стали кочевать, чтобы использовать степные просторы также и в животноводческих целях». Лебединский так же замечает, что «кочевничество в евроазиатских степях - это древний способ выживания или запоздалая эволюция, но так же способ приспособления к окружающей среде или же точнее, к тому, как её можно было использовать в своих целях».

Беря во внимание все вышесказанное, мы начинаем наше путешествие по степи, отправившись на юг в сторону Каспийского и Черного морей, а так же Кавказа. С антропологической точки зрения площадь заслуживает внимания из-за своей очень запутанной  этнической стратификации, и мы это хорошо понимаем. Это ставит перед нами еще одну проблему, так как с течением времени и чередованием разных народностей на одной территории сложно определить точные следы, чтобы установить их взаимное влияние. Турецкий и иранский народы (но также и славяне), которые сегодня находятся здесь, уже долгое время не были на родине. Они стали населять наши земли сравнительно недавно (меньше, чем тысячелетие), а это обозначает, что среднооазиатская степь является местом их  происхождения. Мы все знаем, что существование зависит как от занятий сельским хозяйством, выращиванием скота, так и от уборкой урожая; а это обозначает, что народности останавливались на достаточно долгое время, чтобы вырастить новый урожай, приспособиться к местному климату.

Смены времён года, периоды пригодности почв для выращивания, пастбища, освещённость дня, выпадение осадков в зависимости от времен года и т. д. – совокупность факторов, которые определяют существование человека и живущее в симбиозе с ним  окружение (животные и крупный рогатый скот). Кромe того, в степи намного более, чем в других экосистемах ощущаются климатические перемены, в прямом смысле этого слова.  И так как они вносят свои коррективы в ход исторических событий, диктуя свои условия кочевым поселениям в их перемещении, человек не может на долгое время подчинить своим нуждам определенную территорию. Климат не только формирует характер человека, но и дальнейшие судьбы целых цивилизаций.

В степи с целью выживания имеют место как братоубийственные войны, так и, порой,  библейские переселения. Всё это, конечно, не способствует развитию письменной культуры, так как воспоминания становятся фольклором, а легенды «претендуют на историческую ценность».

В докладе о климате-человеке-фауне-флоре-степи в 1963 году группа учёных из Санкт-Петербурга (на тот момент Ленинграда), во главе с Л. Н. Гумилёвым во время экспедиции вдоль Волги и северо-каспийского побережья четко показали, насколько климатические условия зависят от циклонических сил, которые  зарождались в десятках тысяч километров оттуда в ареале Атлантического океана. А также исследования экспедиции показали, насколько климатические изменения повлияли на степь и её обитателей. Экспедиция ставила своей целью доказать, и ей это удалось,  что такая цивилизация, как Хазарский Каганат, не смогла приспособиться к изменениям климата, которые уже не сказывались благоприятно на деятельности Каганата. Подобные научные исследования будут лежать в основе нашего дальнейшего  рассказа о Болгарах.

Великая (так называл её Гумилёв) Степь разделяется на две части, одна тяготеет более к Азии, а другая – к Европе. Если рассматривать Европейскую часть степи, которая вызывает у нас  больший  интерес, она расположена между 52◦ и 48◦ параллелью северной широты и простирается от 60◦ до 15◦ восточного меридиана, то есть от Урала до Дуная, до венгерской части степи, называемой Пуста.  На столь громадной территории было бы наивным ожидать едино доминирующий климат. Логичным было бы заметить о наличии разных микроклиматов, которые, к тому же, подвергались изменениям в течение долгого периода времени.

Растения, посаженные в степи разными поселениями, очень хорошо показывают способность адаптации жизни к факторам окружающей среды, составу почвы. Это можно проследить в цветовой гамме и разнообразности видов флоры. Некоторые поселения, переселившиеся из северных лесов в степную зону (XI век), были весьма удивленны увиденной разнообразной флорой, высота которой не превышала высоты колен: волнующееся зеленое море, зеленеющее в весенне-летний период, крайне сухое, приобретающее темно-коричневый цвет при первых морозах.

Европейская степь берет свое начало на Южном Урале, идет по правобережью реки Урал (древнее название Яик) и переходит в болото в Каспийской впадине  (28 м ниже уровня моря), впадая в нижний бассейн Волги, достигая берегов Азовского и Черного морей, а так же затрагивая такие исторически важные города как Киев и Чернигов. Среди многочисленного количества рек, разделяющих степь в северном и южном направлении, можно перечислить: Дон, Днепр, Буг, Днестр, впадающие в черное море, а так же Прут и Сирет, являющимися левыми притоками Дуная.

Зима в этих краях еще и сегодня заканчивается в апреле-мае, обычно станет очень холодным, температура достигает до – 5 °C и до +30 °C летом и тогда, однако, возможны нежданные колебания температуры с разницей в 20-25 градусов. Осадки в виде дождей наблюдаются преимущественно в первой половине лета. Могут наблюдаться так же и ливневые дожди, после которых влажность быстро испаряется с травяной поверхности грунта. Минимальное среднее количество годовых осадков  составляет всего 500 мм.

Годовые климатические циклы не переходят плавно один в один, как это наблюдается в более мягком  средиземном  климате. Исходя из советских, постсоветских,  американских и других климатологических  исследований, можно сделать выводы, что сегодняшний климат степи не совсем отличается от климата степи, существовавшего в 1000 лет тому назад, в виду того, что изменения протекали очень медленно. Таким образом, на территории украинской степи сохранились пространства, покрытые зеленым ковром. Леса, расположенные в пределах горных систем Карпат и Балкан, разделяют бассейны Днепра, Днестра и Дуная на юге и бассейны рек Висла, Одер, Лабы  на севере. Простираясь практически до берегов Черного моря, эти горы представляют собой место восточно-западных миграционных процессов. На горной территории венгерско-украинской границы можно встретить  поселения, которым никогда не повезло побеждать горы и которые сегодня живут на пологих склонах, сохранив свои традиции и наречия (несколко из которых турецкого происхождения).

Оставив за плечами те же горы, направляясь в сторону лесов Трансильвании,  мы входим в Мitteleuropa, то есть центральную часть Европы. Это место создано искусственно, имеет более политический подтекст, нежели исторический и охватывает территорию до берегов Балтийского моря,  включая западных и восточных славян, поляк, белорусов вдоль правого притока Вислы и Буга. Мы находимся почти в гуще северно-европейского леса с источниками, пробивающимися из земли и переходящими в многочисленные ручьи и реки.  Их медленное течение из-за недостатка резких наклонов преобразуется в маленькие и большие озёра, болота и заболоченные луга; или же сливаясь, образуют важные размашистые течения. Сегодня эта местность известна своими Мазурскими озёрами в бассейне Висты и Припяти (приток правобережной части Днепра) на северо-востоке от Киева. Между собой это очень похожие территории, которые превращают Польшу и южную Белоруссию  в одни из самых распростёртых болотистых земель мира (более 110 тысяч км²).

Густая древесная широколистая растительность на севере переходит в игольчатую, которая в далёком прошлом (примерно 6500 до H. E.) покрывала всю Европу, Балканы, доходя до реки Рейн и Адриатического моря. Сегодня же лесную полосу, сохранившуюся на 85%, можно увидеть в Германии, Польше, Белоруссии и России, где она переходит в сибирскую тайгу. Густой лес наблюдается аж до Урала, постепенно переходит в тундру, а затем Арктическое Океан. Это море называют так же Морем Мрака из-за своей приближенности к Северному  Полюсу, где полярная ночь может длиться шесть месяцев. Еще одно название этого моря – Дышающее море, получившие такое название из-за своих живописных приливов и отливoв. Это море представляло и представляет большую роль в жизни северных народов, которые живут в бассейне реки Печорa.

Вернемся однако на Юг, где царит более широкая гамма водных потоков, оставив на востоке Уральские горы с их крайними точками. Речь идет об архипелаге в Северном ледовитом океане – Новая Земля.

Выпуклые формы рельефа можно увидеть в Белоруссии, Великом Новгороде, а так же недалеко от Москвы (Алаун). Речь идет о холмистой местности незначительной высоты (менее 400 метров над уровнем моря), которые не представляют серьезных преград холодным ветрам, что движутся по поверхности неся циклон и антициклон. Здесь наблюдается высокий процент влажности, почти всегда в виде значительного выпадения снега, который на долгое время покрывает земную поверхность.

В тысячах километрах от берегов Каспийского Mоря Уральске горы прерываются,  течение реки Урал рисует формальную границу Восточно-европейской равнины с Азией. Пустынная зона отделяет (практически параллельно идущие реки) Урал от Волги. Вдоль левого берега плодородных черноземных почв, лес встречаясь со степью переходит в лесостепь. Непосредственно здесь мы находим Волжских Болгар и пройдя немного вперед – Самару.

Воды великой реки Волги – быстротекущие, но когда текут в южном направление, порой становятся беспокойными в некоторых излучинах, где вращаются низкие горки пески, называемые Яр, до образования параллельных течений. Река «скользит» в каспийском направлении, где она спадет намного ниже уровня моря, в так названной Депрессии Каспийского Mоря. Здесь она разбивается лучеобразно на несколько ответвлений, (Летопись Bременных Лет насчитывает их около 70), образуя очень широкую и непроходимую дельту, где еще когда-то брал свое начало Итиль, известная Хазарская столица. Нужно заметить что, по причине работ проведенных в 50 годы XX столетия целью которых было приспособить реку и её притоки к прохождению современных суден, сегодня ландшафт уже другой.

Волга питает своими водами Каспийское Mоре (самое большое озеро в мире) на 80%, не считая р. Урал и другие мелче течения. Наполняемость Волги горными водами (что зависит от выпадения количества снега) представляет собой проблему для человека и его деятельности. Это в свою очередь вызывает трансгрессию и регрессию. Воды убывают, оставляя удобрeнную илой землю, или же, наоборот, их количество растет настолько, что приводит к наводнениям. Раньше, если с одной стороны, рис можно было выращивать на плоскогорье или виноград на пологих кавказских горах, с другой стороны, как только вода начинала подниматься, крестьянам приходилось покидать дамбы, сёла, города и … мигрировать.

Не следует забывать и влияние Кавказа на местный климат. Горный массив простирается по диагонали между 40° г. и 45° г. шиp. от Баку, города, расположенного в середине Каспия, до Керчи (города на побережье Азовского моря). Кавказ по праву гордиться своими вершинами высотой более 4000 м над уровнем моря. Создавая непреодолимый барьер для холодного воздуха, который царит  подолгу на склонах гор и провоцирует очень холодные зимы с северной стороны, в то время как на южной части способствует умеренному субтропическому климату Грузии, Абхазии и Армении, повышая влажность облачностью, которая формируется над Каспием.

Если безгранично распростертые каспийские воды превышают гидрографическую систему в южной части Восточно-Европейской Pавнины и определяет климат, то на востоке система обстоит по-другому и вносит четкие различия в азиатскую часть степи.  Большая часть степи, за исключением пустынной посолы, что предшествует Аральскому морю-озеру, словно поделена на южную и северную части большими озерами,  полноводными реками, которые находятся между собой на намного большем расстоянии,  нежели в Европе. Здесь находятся оазисы, правда, не очень большие, со свеже-зеленой растительностью после относительно коротких периодов отгонного животноводства.

На этом наше описание Восточно-Европейской Pавнины и Степи заканчивается, как это и должно быть. Постараемся подытожить эту главу воспоминаниями о степи в средние века. Русская история, например, события которой  имели место преимущественно в лесной зоне, вспоминает об укрепленных городах, где велся торговый обмен, о том , как путешествовали вооруженными группами на расстояние сотен километров вдоль рек, справляясь с опасными водными течениями в летнее время, а зимой, когда вода замерзала, на санях, запряженных животными. Они преодолевали долгие расстояния, не замечая населенных пунктов. Но только лишь на горизонте виднелись круглые палатки или слышалось ржание лошадей, сразу можно было догадаться о расположение степи, где дикие жители тебя могли украсть, убить или продать как раба.

В западной Европе степь описывалась фантастическими красками: распростёртая широкая равнина, которая позволяла кочевникам, агрессивным и хорошо вооруженным всадникам, использовать свои просторы для нападения на беззащитных путников или для осаждения городов. В степи нет быстрых смен мест поселения, потому что кочевники скотоводы. Скот они выращивали, соблюдая строгий экономический расчет, обеспечивая их питанием и необходимым инструментарием для тренировки (занимаались преимущественно разведением лошадей!). Только лишь руководствуясь такой целью, кочевые племена периодически вели оседлый образ жизни. При этом животные, используемые в работах на полях, а также взрослый скот, дающий молоко, чувствовали себя вполне комфортно.

Кроме того торговец, посещающий степь, имел более практичное представление о степи и об её поселенцах. Он хорошо знал о  кочевом образе жизни и при  перемещении  по рекам  не прибегал к их помощи в этих технических вопросах. Пастух со своим стадом  не мог быть ни паромщиком, ни строителем суден и не любил далеко уходить от пастбища. Отсюда привычка останавливаться всякий раз, когда они встречаются друг-другa, каждый идущий в противоположном направлении. Они не только приветствовали друг-друга и разделяли трапезу, чтобы не допустить наименьшее вражеское настроение, но даже обменивались информацией относительно состояния дорог соответственного маршрута. А прежде, чем продолжить путь, заключались даже некоторые торговые соглашения.

Персы, населяющие центральную Азию и называющие степь dašt, хорошо знали местность и для того, чтобы передвигаться по её просторам разделили дистанцию передвижения на parasang (farsakh), то есть при нужном времени, чтобы преодолеть с нагруженным верблюдом расстояние между двумя привалами (примерно 6 км от рассвета до заката). На этих расстояниях строго соблюдались охранные функции, которые занимали большую часть территории.

Такой была степь, и как в конце можно понять, по сравнению с другими биоценозами, она представляла собой приют для всех, мужчин и женщин, старых и молодых, ценящих и соблюдающих сложившиеся традиции, всегда готовых к новому, обладающие абсолютной и индивидуальной свободой.



© 2012 Aldo C. Marturano e Наталья Котляровa

 

 

Комментарии  

 
0 #2 Frankluh 07.04.2018 23:19
Изменения в положение о закупках 223-фз образец


http://ckpiz.info/page/izmeneniya-v-polojenie-o-zakupkah-223-fz-obrazets/

.
Цитировать
 
 
0 #1 O 80 26.03.2017 21:08
His focus with this book is on potential and chance. It's the
thought that if individuals can imagine in themselves
and imagine in and hope for the very best in others as nicely, then everybody can commit to doing and being their
greatest and striving to be better every day.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить