Великобритания, тысяча гарибальдийцев и Россия PDF Печать E-mail
Автор: Джузеппе Ианнелло   

Закулисная история одной военной высадки.

Сто пятьдесят лет назад произошла высадка войск тысячи гарибальдийцев на Сицилии, которая определит судьбу Италии. Но при чем здесь Россия? Оказывается, “при чем”; она оказалась втянута в некую ассиметричную1 войну с восточным вкусом, между Британской империей, хозяйкой морей и Российской империей, совершенно континентальной, евроазиатской, все более и более мечтающей о надежном выходе в море.

Королевство обеих Сицилий традиционно было верным союзником Царя и представляло собой потенциальную блуждающую мину2 в сердце Средиземноморья. Крымская война, благодаря высоким военным качествам и хитрости Лорда Стратфорда де Редклифа, смогла противостоять переходу Турецкой империи под русское влияние. Теперь же было необходимо “убрать” Бурбонов, не желающих подчиняться коммерческому диктату из Лондона и обладающих мощным и современным флотом. Именно таким образом была начата одна из сложнейших и тщательно подготовленных коррупционных интриг нашего времени, под звон турецких пиастров, монеты, имеющей хождение в Средиземном море.

В том, что вся операция Тысячи была проведена под эгидой английской короны, никто не сомневается; англичане не ограничились поддержкой краснорубашечников и восставших на местах, армия Бурбунов, состоявшая из более ста тысяч человек, могла в любой момент раздавить энтузиастов-гарибальдийцев. Здесь требовалось нечто иное, и там было жто “иное” - “деньги лопатами”, многочисленные обещания привилегий и наград, во всяком случае, для высшего командования. Не было никакой героической военной операции. Никакой битвы при Калатафими. Было только чудо, которое способно сотворить золото... превратившее нескольких авантюристов, среди которых было немало откровенных идеалистов, в героев того, что на самом деле было историей вторжения, захвата и грабежа со стороны савойцев в Южной Италии, историей неприглядной, вдохновленной и финансированной правительством английской короны.

Королевство Обеих Сицилий было, несмотря на тот унаследованный нами негативный образ, государством с наиболее здоровой экономикой на всем полуострове, с многими передовыми секторами экономики, такими, как добыча и переработка железной руды, которая явилась горонтией полной автономии для тяжелой промышленности, финансовое благополучие Бурбонов явилось предметом зависти, оно будет разграблено во имя рождения новой Италии под Савойской короной, где все основные центры производства будут смещены на север.

Но вернемся к России, чей интерес к южной Италии подтверждлается 150 миллионами государственных облигаций. Существует книга, вышедшая несколько лет назад, автор которой пытается разобраться в меандрах дипломатических игр, предшествовавших и последующих за высадкой войск Гарибальди: Взаимотношения между Неаполитанским королевством и Российской империей между 1850 и 1860 годами в соответствии с документами бурбонского архива Эльдо Ди Грегорио3. Речь идет большей частью о взаимотношениях и корриспонденции между Санкт Перербургом и королесткими пердставителями Бурбонов при дворе императора. Россия отдает себе отчет в предельно ясной роли Великобритании, а также в значении деятельности лорда Пальмерстона, который явился “главным действующим лицом и идеатором всех революций на континенте”4. Но Россия не может занять активной позиции в защите Бурбонов, она попытается только посоветовать Неаполю не оказаться в капкане политических игр, в которых революционная только внешняя оболочка.

Россия нацелена на союз между Пьемонтом и королевством Обеих Сицилий, который бы смог превалировать над интересами других сил. Великобритания действует в диаметрально противоположном направлении – благоприятствовать столкновению двух государств, что может привести к аннекссии второго со стороны первого.

И даже когда высадка призошла, Россия не прекращает дипломатическую деятельность и выражение солидарности с неаполитанским сувереном, но одновременно выражает удивление низким уровнем активности бурбонского правительства в этих вопросах:

Не буду скрывать от Вас, что у нас смотрят с горечью, что королевское правительство не пытается использовать те трудности, с которыми столкнулся Гарибальди в организации своего революционного правительства, так как он столкнулся с оппозицией как среди аристократии, которая заявляет о себе как о противнице объединения, так и среди народа, который ненавидит военное давление, а также большая часть Сицилии ждет не дождется восстановления конституции 1812 года; такое впечатление, что Королевское правительство не учредило центра правления со своим альтер эго в Мессине, где есть возможность собрать воедино всех тех, кто еще верен династии, как это доказывают многочисленные свидетельства в Катании, в Сиракузах и других городах острова. Не следует забывать, что этот человек, альтер эго, является военным и политиком одновременно, и его основной целью является создание политического противодействия революционному правительству в Палермо, не оставляя времени для его усиления и расширения его влияния.5

Россия рассматривает также возможность вмешательства с помощью собственного флота, но подобное действие будет произведено только в согласии Франции6.

Письма, приходящие из России подчеркивают политическую и военную нерешительность бурбонского монарха:

Неясно, почему Королевское Правительство, имея на руках ответ графа Кавур, в котором во имя короля Виктора Эммануила Гарибальди всячески узурпирует имя Его Королевского Величества Сардинии, и где указано, что пьемонтское правительство не поддерживает все деяния этого вояки, не опубликовало его в официальном печатном органе в Неаполе, почему правительство прячет эту информацию, а не распространяет ее повсюду, чтобы и далее распространить неприятие Гарибальди и сомнения в правильности деятельности сардинского правительства.7

Слышатся призывы к действию:

Следовательно, имеется желание увидеть, наконец, Королевское Правительство в действии и с возможно большей энергией как в военных операциях, так и в политических действиях, стараясь объединить всех партизан, борющихся за Сицилийскую Конституцию 1812...8

Франциск II не оставит борьбы сразу, но его противодействие продлится до следующего года, и военные операции в Гаэта, в Мессине, в Чивителла дель Тронто будут героическими, но слишком запоздалыми. Старая система будет сметена новой геополитикой Рисорджименто. Россия, победившая Наполеона и в прошлом не раз приходившая на помощь монархии, в этот раз всего лишь вербально выразила свой протест. Она не смогла соперничать с британским золотом. С тем же самым золотом, которое позднее будет поддерживать революционные настроения у себя дома и которое 57 лет спустя сможет гарантировать возвращение Троцкого в Россию и прекращение династии Романовых.

Джузеппе Ианнелло

 

1Антонелла Гриппо в своей книге Один Бог и Один Король (Неаполь, 2008) заявляет: “Великобритания благоприятствует объединению, так как опасается укрепления дружественных отношений между Неаполитанским королевством и Российской империей, а следовательно, и выхода России в Средиземное море”. (с. 118).

2Антонио Грамши говорит о потенциальном “ русском феоде в центре Средиземноморья”: в А. Грамши, Рисорджименто, Турин, 1975, с. 138.

3Эльдо Ди Грегорио, Взаимотношения между Неаполитанским королевством и Российской империей между 1850 и 1860 годами в соответствии с документами бурбонского архива, Эдициони Шиентифике Италияне, Неаполь, 2006.

4ibidem, с. 114

5ibidem, с. 175

6ibidem, с. 179

7ibidem, с. 181

8ibidem, с. 183


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить