От Византии до Москвы PDF Печать E-mail
Автор: Джузеппе Ианнелло   

Шесть вопросов на тему империи. Интервью с Фабио Писторино

“Падение империи. Византийский урок”. Это название документального фильма, широко обсуждаемого в Росии. Его автор, архимандрит Тихон Шевкунов, кратко рассказывает об истории Константинопольской империи, а особенно анализирует в этой истории причины ее падения. Любой русский при виде этой книги не может избежать параллелей с ситуацией России сегодня, связи этих двух тем слишком явные. Шевкунов читает прошлое глазами настоящего, его России грозит аналогичный конец, если против этого не будут приняты меры, потому что она рискует совершить те же ошибки, что и Византия. Но помимо выявшенных связей и параллелей в книге имеется нечто большее, в особенности для западного читателя; здесь происходит открытие Византии, того восточного компонента нашей истории, о котором предпочитают не вспоминать, умаляя его до термина “византинизм”, что в итальянском языке означает слишком обильное и суетное течение мысли. Мы разговаривает обо всем об этом с Фабио Писторино, исследователем-любителем истории и наследия Восточной Римской империи.

 

Тысяча сто двадцать три года империи, наиболее длительной в истории. Однако, в нашем представлении, основанном на школьной программе и массовой информации, Византия все же не является тем фундаментальным периодом, сформировавшим человеческую цивилизацию. Прочие империи присутствуют – Афины, Рим... Почему же Византии там нет?

Можно сказать, что Запад – враг Византии. Даже точнее: Запад родился в противовес Византии... Действительно, если мы отбросим позднейшие попытки “привязать” рождение западной цивилизации к Греции и Риму, то с исторической точки зрения, реальное рождение Запада можно отнести к VIII веку, когда римские папы, воспользовавшись как нестабильным положением имперских владений, так и распространением ереси иконоборчества, которая захватила умы всей империи на протяжении почти века, отдалили имперскую милицию из Рима, заключив союз с варварами франками. И так как франки в военном смысле благоприятствовали победе над лонгобардами и уничтожению их владычества, образовался военный союз, который привел папство даже к принятию некоторых не свойственных ему религиозных традиций франков, как, например, введение “филиокве” в Символ Веры. Но франкская церковь этим не ограничилась: папы задумали план, который бы мог оспободить их от власти римской империи; именно с этой целью в IX веке франкский варвар Карл Великий был коронован стал римским императором! Это был политический акт, совершенно чуждый имперской римской традиции, более того, он был нелегальным хотя бы потому, что к тому моменту трон римского императора был уже занят, и существовал законный император! Таким образом, была предпринята попытка легитимизации этого политического акта с помощью придуманного Завещания императора Константина, в соответствии с которым империтор якобы передал часть своей власти римским папам, создав таким образом прецедент для обоснования временной власти папства на территории империи..., что также является абсурдом, потому что в прошлом традиционные империи всегда умели разделять монаршую и священническую власть, не создаваля опасности смешения временного и духовного.

Эта коронация Карла Великого является основополагающим актом европейского Запада, и в нем явственно просматриваются причины всех последующих событий:

  • Великий Раскол 1054 года, которого невозможно было избежать, так как западная церковь совершила такие изменения в культе и литургии, которые позволили папам возвыситься до уровня настоящего монарха, что обусловило дальнейшую политику папства;

  • IV крестовый поход 1204 года, поводом к которому послужил призыв к войне с неверными мусульманами на Святой замле, на самом деле был организован венецианцами против Константинополя, так как Венеция, хотя и имела в руках все нити коммерции на территории империи уже начиная с прошлого века, надеялась заполучить полный политический контроль над Византией.

Все это привело к убийству тысяч православных христиан (оправданием послужил тот факт, что они были греками-раскольниками!), к разрушению и осквернению сотен церквей, к грабежу неисчислимых сокровищ, которые распространились по всему западу, осудая в основном в церквях, дворцах и площадях Венеции. Многие совершенно верно считают, что это было истинным концом Византии. Удар по империи был настолько силен, что несмотря на освобождение Константинополя, Византия не смогла более достичь былого объединения, и с того момента превратилась в легкую добычу турок-оттоманов.

Кроме того, следует подчеркнуть, что несмотря на то, что три дня разграбления Константнополя турками в 1453 году ознаменовали собой конец Византийской империи, значительно более разрушительными и безжалостными были разграбления города западными христианами в 1204 году! Исчезновение Византии как автономной политической единицы благоприятствовало полной потере интереса к ней со стороны Запада, хотя вклад в итальянское Возрождение со стороны византийских ученых был огромен: достаточно вспонмить о таком персонаже, как Георгий Гельмист Плетон, который познакомил Италию с неоплатонизмом. Но те же самые итальянские гуманисты считали, что они превзошли византийских ученых, и пропасть между двумя мирами еще больше расширилась. Но последний удар был нанесен Иллюминизмом: Жиббон описывает Восточную Римскую империю как скучное и пустое продолжение античной Римской империи, как мир, полный интриг, роскоши и упадка, с неинтересной и сухой культурой, далекой от яркой и богатой культуры античных Греции и Рима... Только недавно в западной историографии возникли сомнения в этой оценке иллюминистов, но и до сих пор, когда мы говорим о жителях Восточной Римской империи, мы называем их византийцами.

В своем произведении Тихон Шевкунов заявляет, что объединяющим фактором империи было Православие, что единственное, чем жители были обязаны своей империи была принадлежность к православной церкви и вера в ее догмы и принципы. Это было действительно так?

Нет, или, во всяком случае, это верно лишь частично. Православие действительно было объединяющим фактором империи, а также основой для ее сохранения. Но не менее, а может быть, и более важной была фигура императора. Действительно, что на самом деле поражает в Востояной Римской империи, это удивительная историческая связь с Древней Римской империей.

Если с возведением Христианства в статус государственной религии закончился предыдущий культ Императора как божества, то не менее верным было бы утверждати, что в Константинополе всегда сохранялась идея сакральной функции императора. Римский император Константинополя был наместником Христа (а не римский папа), и его власть происходила непосредественно от Милости Божией, вплоть до того, что не было необходимости в санкциях со стороны констанстинопольского патриарха для возведения на трон императора.

Император был источником Права; более того, в Византии были расширены прерогативы императора по отношению к древнему Риму. Естественно, сам император являлся гарантом Православия, и как древние римские императоры воздвигали термы, дворцы и колонны, так Императоры Константинополя строили, в основном, храмы. Православие было государственной религией, и следовательно, оно являлось основным условием для существования жителя Римской империи Константинополя.

Можно ли действительно сказать, что первые крупные европейские столицы, например, Венеция, рождаются как результат грабежа сокровищ Константинополя? Что именно разграбление крестоносцами города в 1204 году знаменует собой переломный момент в истории запада, бывшего до того “варварским” по сравнению с византийским востоком?

Еще до разграбления 1204 года, как я уже говорил, Венеция контролировала (совместно с Генуей, хотя и в значительно меньшей степени) большую часть коммерции византийской империи. Предоставление всех этих коммерческих возможностей итальянским торговцам было моментом политической слепоты со стороны римских императоров, особенно это касается династии Комнинов, а конкретно, императора Эммануила I, и Византия дорого за это заплатила.

Конеяно, разграбление 1204 года явилось решающим качественным скачком для Венеции, учитывая также, что, как следствие этого, она добилась прямого контроля огромных территорий империи и увеличила во много раз количество различных торговых операций, в которых выступала на главенствующих позициях. Только Османская империя смогла положить конец этой талассократии венецианцев в XVI веке.. Варварский и грубый Запад с помощью разграбления 1204 года смог реализовать давнее невысказанное желание, обусловленное завистью и чувством обиды: разграбить все то, что в течение столетий было для них точной отсчета, недостижимым идеалом, моделью, которая несмотря на плохо скрываемое презрение, всегда вызывала в них неконтролируемую зависть и слишком явное чувство унижения...

Расскажи нам о Третьем Риме: Москва как наследница Византии. Почему это так? Может ли эта идея быть актуальной сегодня? И если да, не явдяется ли это попыткой анализировать настоящее с помощью схем, которые уже принадлежать прошлому?

Пророчество старца Филофея в конце-концов оказалось истинным. Действительно, хотя и отсутствует какая-либо юридическая связь между империями Москвы и Константинополя (как это было между Римом и Константинополем, между первым и вторым Римом), но с исторической точки зрения эта связь есть. Москва восприняла от Константинополя саму структуру государства, как об то свидетельствует фигура Царя, истинного наследника константинопольского Базилевса, а также фигура московского патриарха, гаранта истинной веры для всего православного мира, каковым явилось и само московское государство.

Конечно, имется и различия, в особенности что касается характера русского народа. С духовной точки зрения Православие получило удивительный мистический взлет на русской земле; достаточно вспомнить об удивительных фигурах старцев, о той духовности, примеры которой мы можем встретить в “Рассказах русского странника”. Историческая связь с Византией проявилась также и во внешних формах. Русская душа, хотя и славянская по происхождению, и яссимилировавшая особое влияние со стороны монгольской империи, всегда была мощно и глубоко византийской.

Россия – истинная наследница Византии, хотя она и не является единственной, так как и османские турки могут похвастаться отчасти полученным наследством от Византии, а не только фактом ее завоевания. Но именно в Москве продолжал жить и процветать дух Византии, которому Россия была верна в течение 2 веков (до так называемого Раскола со старообрядцами). Только во время правления Петра I западные влияния смогли широко распространиться в России; с того момента начинается, возможно, иная история, конечным (неизбежным?) этапом которой явилась октябрьская революция 1917 года. Никто не смог объяснить русскую душу как эволюцию собственной истории лучше, чем Константин Леонтьев, писатель конца XIX века и основатель евроазиатистского движения.

Он был борцом за объединение традиционных империй – Российской и Османской, противником балканских националистических движений (в том числе и православных) и мечтал о полном воскрешении византийских традиций. Любопытно заметить, что в современной России сегодня возродились эти темы, а также интерес к этому автору... Очень важно, чтобы русские не относились поверхностно к этой тематике; в эпоху западной глобализации абсолютно важным представляется сохранение различий и национальной самобытности отдельных стран. В случае с Россией этот момент становится наиболее важным, поскольку эта страна всегда в своей истории, а также сегодня несет особую имперскую миссию...

Почему имперская идеология может представляться такой привлекательной для современного человека? Разве империя не основана на подчинении и не отрицает самоопределение как индивидуума, так и целого народа? И потом, если Россия была и есть империя, что отличает ее от других империй, не знаю... от английской, от австро-венгерской или от очень популярной сегодня американской?

Современного человека вовсе не привлекает имперская идеология... но современный человек, который обнаружил и оценил масштаб лжи и фальши в современном мире, может очень сильно заинтересоваться этой идеологией... Вспомним о Древней Римской империи, о первом Риме как о модели и адекватной концепции империи. Ее величие было достигнуто со временем в результате различных войн и военных завоеваний.

Это особая характеристика Римской империи (а в общем, в той или иной степени и прочие традиционные империи в истории), но важным здесь является другое: Рим принимал в империю подчиненные народы и их веру, обогащая в то же время самого себя и позволяя этим народам сохранять собственный культ, свои традиции и обычаи... в общем, свой национальный дух.

Речь идет об истинном уважительном отношении к миру, которое характеризовало древнего человека, об ощущении, которое является унаследованным с древних времен чувством и знаком высшего и истинного понимания мира. Это отношение демонстрирует, как настоящая имперская реальность включает, а не исключает внешние стимулы, что она открыта и не враждебна. Как это отлично от процесса современной глобализации так называемой “Американской империи” (которая на самом деле не что иное, как экономическо-”культурное” господствование, основанное на пропаганде), которой чуждо то уважительное отншение к внешнему миру, которая не понимает ничего вне себя, которая заставляет, а не предлагает на уровне подсознания с помощью средств массовой информации социальные и чуждые поведенческие модели другим культурам.

Византия, а за ней и Москва, хотя и немного по-иному, последовали примеру древнего Рима. Сегодня в Москве все еще говорят о Третьем Риме, то есть о том, что квалифицирует Россию как истинную и традиционную империю. Российское государство, хотя и насчитывает преобладающее количество русских, внутри себя всегда принимало большое количество других народов и религий. На данный момент Россия, следуя имперской традиции, признает Православие, Ислам, Буддизм, Иудаизм в качестве официально принятых религий.

Конечно, стране пришлось издавна бороться со своими демонами, такими, как русский национализм и панславизм (абсолютные противоположности имперской традиции), но на сегодняшний день Россия – это страна, в которой поддерживается память и ностальгия по империи и по имперским традициям. Конечно, совсем другой вопрос, можем ли мы сегодня говорить о Российской империи... Но это выбор, который предстоит сделать российской политической элите, и особенно, всему русскому народу.

Лично я, как и Леонтьев, считаю Москву прямой наследницей Византии, и что если Россия решит следовать зову своего сердца, ей не остается ничего иного как развиваться совершенно определенным образом... Что же касается запада, то, конечно, нельзя говорить об истинной и аутентичной имперской традиции ни в случае с Соединенными Штатами, ни в случае современной Британской империи, их предшественнице. Оба эти государственных образования были и есть основание для экономического использования других стран и народностей, чьи история и культура были разрушены в результате столконовения с этими господствами.

Экономическая глобализация, ставшая последствием всего этого представляется своего рода вирусом, которые разрушает все то, с чем сталкивается, и подчиняет доминирующей модели все вокруг... Вплоть до внедрения единого доминирующего образа мысли в современном мире, о котором мы все хорошо знаем.

Шевкунов в конце документального фильма заявляет: “Мстительная ненависть Запада по отношению к Византии и ее наследников непонятная и нам самим, все еще продолжает существовать как некий парадоксальный генетический код. Без понимания этого факта – странного, но несомненного, - мы рискуем не понять многого не только из прошлой истории, но и из истории XX и XXI веков”. Можешь ли ты прокомментировать эти слова, в особенности “Мстительную ненависть Запада”, и что именно нам не удастся понять из истории, близкой нам по времени?

В отношениях между Россией и Западом повторяется все то, что уже происходило между Византией и западом в XI и XII веках, а также в течение двух последующих столетий. Постоянные попытки со стороны запада политически и экономически ослабить своего противника; а также в сфере культуры, предлагая постоянную враждебную пропаганду, что в свое время привело к определению восточных римлян “греческими раскольниками”.

События 1204 году можно сравнить с тем, что запад попытался сделать с Россией в 90-х годах: произвест последний контрольный выстрел по бывшей советской империи, раздробив Россию на крупные и мелкие республики, по возможности враждующие между собой... Россия, однако, в отличие от Византии, с Путиным во главе смогла прийти в себя, восстановив собственную национальную гордость и историческое достоинство.

Но противостояние продолжается... Свидетельством этому является постоянная долбящая анти-русская пропаганда в западных СМИ. Нечто очень глубоко спрятанное живет в западных головах с незапамятных времен, и постоянно проявляется, напоминая о себе тем завистливым взглядом, полным обид в глазах грубоватых европейцев, когда с удивлением они смотрят на большой, прекрасный, космополитический, имперский город Константинополь...

Джузеппе Ианнелло

Текст фильма, переведенный на итальянский язык, был опубликован в журнале “Limes” 3 2008

 

Полезные ссылки:

http://vizantia.info/docs/1.htm : Русский текст с научным комментарием

http://vizantia.info/docs/page299_0.htm : фильм на четырех языках


 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить