В поезде рядом со мной оказалась шумная компания молодых людей, парень с девушкой из моего купе, своих приятелей они пригласили из соседнего. На столике появилось пиво, зазвучала громкая речь с явно ненормативной лексикой. В них чувствовалось нервное возбуждение, они много бурно говорили, громко смеялись, не обращая внимания на других. «Попала, - с тоской подумала я. - Ни почитать, ни поспать». Передо мной была книга, я видела буквы, но с трудом улавливала смысл.
- Что за книгу читаем? – (надо же, меня заметили) спросил молодой человек, на котором я только что поставила крест по причине его буйного нецензурного красноречия. Я объяснила, что это работа одного ученого об образовании.

- Публицистика, - определил молодой человек жанр моего чтива и продолжил с удивлением на лице. – Первый раз вижу человека, который публицистику читает. Обычно романы, детективы всякие. Я вот тоже люблю читать. Очень. Чехова люблю, Булгакова. «Мастера и Маргариту» - четыре раза перечитывал. С каждым разом все больше и больше для себя открываю, – теперь пришло мое время удивляться. Молодой человек как будто перешел из одного образа в другой. Передо мной вдруг возник симпатичный интеллигентный юноша с обаятельной улыбкой, и на совершенно литературном русском языке рассказывал о своих пристрастиях. – Ден Браун понравился, за ночь его «Код» проглотил. Вот недавно Сент-Экзюпери «Маленького принца» прочитал, девчонка одна посоветовала. Знаете такого? Вначале подумал, что сказка, а потом понял, философское произведение. Очень мне понравилось, - в глазах искреннее восхищение. - Я философию люблю. Канта читал, но правда не осилил всего. Пива не хотите? - это он ко мне. – Мы диплом обмываем. Мы ж сегодня защитились. Я - на отлично.
- Канта, говоришь? Нет, пиво не буду, спасибо.
Вот так у нас завязался разговор, который продолжался до ночи. Ребята были из Выксы. У них в городе филиал московского института, защищали диплом в Москве. Разговаривая с ними, я не преставала удивляться. Открывала для себя не только других людей – другу страну. Я тоже сама, как и они, из Нижегородской области. И, конечно, про крупнейший в России металлургический завод наслышана. Но вот как-то не осознавала всех изменений, которые в городе происходили в связи с его развитием. А главное - передо мной были совершенно конкретные молодые люди, все больше и больше вызывавшие симпатию и уважение.
- Я литературу не люблю, - в разговор вступил второй молодой человек. Ему явно не нравилось красноречие своего друга и всеобщее внимание к нему. - Как-то там все неконкретно. Я вот техническую литературу читаю с интересом. Компьютерами увлекаюсь. Вы знаете, мы у себя в городе с ребятами сами локальную сеть сделали, провода протянули, хабы поставили в каждом доме, теперь общаемся, играем по сети, фильмы качаем. Чат свой организовали. Сисадминов сами выбираем, у нас свой язык, свой мир. Но мы не только за компом общаемся, у нас регулярные встречи чатовцев происходят. Первый раз с парнем, с которым в чате сидели, встречу назначали, он объяснил, в чем он будет, я тоже рассказал, что на мне. А когда встретились, выяснили, что мы с этим парнем в соседних домах живем и знаем другу друга со школы.
Я спросила ребят про дальнейшие перспекивы, только защитились ведь.
- На завод, у нас завод гигант.
- А какие зарплаты у вас на заводе?
- Ну, самые разные. У кого как. Пятьдесят тысяч, сорок, двадцать. Моя мама, маляр на заводе, - это уже девушка рассказывала – у нее 9 тысяч. Это мало, конечно. Работа тяжелая. У нас на заводе вся физическая работа тяжелая. А вот диспетчеры – казалось, только на кнопки нажимают, по 13 тысяч зарабатывают.
- А в среднем сколько на заводе зарабатывают, как думаешь?
- Думаю, тысяч 15. Вон Виталик помощником мастера работает. Виталик, у тебя какая зарплата сейчас?
- 19 тысяч выходит, после защиты в мастера переведут, 40 тысяч дадут.
- Да, мастер у них уже пожилой. Его сократят. Молодых везде набирают, - продолжила девушка.
Я сама живу не в Москве и меня такие цифры, которые называли ребята, сильно впечатляли. Для провинциального городка в глубине России это хорошо.
– Да, то-то я смотрю, вы все такие продвинутые: литература, философия, интернет, "локалка" своя.
И даже чувство возникло, скажем так, не часто встречающееся в наше время – гордости какой-то. Вот, мол, и у нас что-то делается, нефтедоллары и до Выксы дошли. Это хорошо.
Девушка была спортсменка. Рассказала про свое занятие легкой атлетикой, спортивным ориентированием: «На сборах по области третье место заняла. Хотелось бы бегом профессионально заниматься, но условий для этого в городе пока нет, жалко».
- Ленк, пиво тебе наливать? - это Сережа прервал наш разговор.
- Не. Я не пью, - это Лена уже мне объясняет. - Сережа тоже не пьет, за рулем почти всегда, у него машина, мотоцикл, он техникой увлекается, сам собрать и разобрать мотоцикл может.
Дошла наша беседа и до того момента, который больше всего у ребят в самом начале нашего пути вызвал негативные эмоции с нецензурной бранью. (Что меня и оттолкнуло тогда от них). Турецкая фирма выиграла тендер на строительство новой очереди завода. В город привезли тысяи две строителей, мужчин в расцвете лет и сил. Поселили их на окраине, вроде как отделили, ну а они по городу ходят, к девчонкам пристают. Как же такое терпеть. Потасовки, драки довольно жесткие. Я видела, как меняются лица этих милых ребят, когда начинают они про «чурок» говорить. «Не понимаю я наших девчонок, как они могут с этими…», - вот тут у «литератора» снова возникла ненормативная лексика.
Мы потом долго на эту тему беседовали, пытаясь понять, кто виноват в их гневе, откуда он берется, почему? В чем собственно вина турок перед ними? Строителей привезли на работу, но они же не роботы, поработали и спать, им и отдохнуть хочется. Это целая проблема, которую должны были продумать те, кто «турецкую» армию в городе разместил. Как-то с трудом до ребят доходило, что глупо драки устраивать с теми, кто собственно сам стал заложником ситуации.
- Ну, в этом и плюс есть, - выдал Сережа «компьютерщик», - у нас город в глубинке, людей мало со стороны, а тут приток новой крови, всякие там турчанки потом начнут по Выксе ходить, симпатичные. У нас уже несколько девчонок от турков забеременели.
Да, как это обычно бывает, вместе с решением одних проблем, приходят сразу же другие. В городе появились большие деньги, крупнейший сталелитейный комбинат снабжает трубами всю Россию, нефте и газопроводы. В городе разбиваются парки, липовую аллею вот специально из Германии привезут. Ледовый Дворец построят, фонтаны, бассейн. В городе на 100 тысяч населения бассейна не было. И все это надо сделать быстро, хотят за год. Труд рабочих из Турции стоит дешевле, работают они быстро. Не удивительно, что выбор пал на них.
- У нас Выкса – город экспериментальный, - не понятно, то ли с гордостью, то ли с иронией сказала девушка Лена. - Вот у вас сколько квартиры стоят? У нас трехкомнатная (хорошая трехкомнатная)– 5 миллионов. Квартплата за небольшую двухкомнатную – 3 тысячи.
- А почему он у вас экспериментальный?
- Потому что деньги в городе появились.
Мы всей компанией давно перешли на чай, с лимоном и без. Мне понравилось, как молодой человек, который «литератор» к проводнице (солидной женщине в возрасте) обратился: «Сударыня, будьте любезны, принесите нам чая».
Молодые люди из Выксы меня просто очаровали. Я простила им и пиво (тем более, как выяснилось, они его и не пьют почти), и «утонченное» знание родного языка, и даже грубые выпады против тех, кто, по их мнению, – понаехал тут. Они пытались понять, вникнуть в проблемы. Не всегда проблемы им были видны, не всегда решение сразу приходило. Думали, например, вместе, чем интересным молодежь в Выксе занять в свободное время, чтобы без пива отдыхать научились, пропагандируют ли у нас в СМИ насилие и тот же национализм и зачем. У них было явное желание понять и разобраться во всем.
Написала, прочитала, и сама испугалась – какая-то уж больно оптимистичная статья, в духе нашей комсомольской юности (моей точнее юности) получилась. А что делать? Вот такое на меня произвели впечатление эти ребята, они же были такими, какие есть, и говорили о том, что волнует их, рассказывали то, что знают. Вот с экологией у них проблемы в городе серьезные – завод в центре города стоит. Онкобольных много. Опять же не совсем понятно, как живут работники, которых сокращают. Город дорогой стал, могут ли пенсионеры в нем прожить на свою пенсию, доплачивает им комбинат что-то или нет. Проблем в Выксе много. Но я же не о проблемах, я о людях. А люди уж мне очень понравились, простые ребята с головой на плечах и с душой.

Questo indirizzo email è protetto dagli spambots. È necessario abilitare JavaScript per vederlo.

Joomla templates by a4joomla